«Передано от Абу Ма‘бада аль-Хуза‘и , что, когда посланник Аллаха صلى الله عليه وسلم переселялся из Мекки в Медину с Абу Бакром, вольноотпущенником Абу Бакра ‘Амиром ибн Фухайрой и их проводником ‘Абдуллахом ибн Урайкытом аль-Ляйси, они проезжали мимо двух палаток Умм Ма‘бад аль-Хуза‘ии. Она была стойкой и незаурядной женщиной. Обычно она сидела перед палаткой и давала попить и поесть. Они спросили, можно ли купить у неё фиников или мяса, но ничего от неё не получили. Люди тогда были бедными, был голодный год. Она сказала:
— Клянусь Аллахом, если бы у нас что-нибудь было, мы бы не заставили вас просить угощения.
Посланник Аллаха صلى الله عليه وسلم взглянул на овцу у входа в палатку и спросил:
— Что это за овца, Умм Ма‘бад?
— Она не ушла с овцами из-за слабости.
— А у неё есть молоко? — спросил он.
— Она слишком истощена для этого.
— Ты мне позволишь её подоить?
— Да — будь мой отец и мать выкупом за тебя, — если увидишь у неё молоко!
Посланник Аллаха صلى الله عليه وسلم попросил привести овцу, затем он погладил её вымя, произнёс имя Аллаха и сказал:
— О Аллах, дай ей благодать в её овце!
И соски у неё раскрылись, наполнились, и потекли. Он попросил её принести большой сосуд — почти для десятерых, — а затем надоил так много молока, что стала выливаться пена. Он напоил Умм Ма‘бад: она напилась досыта, — напоил своих спутников, а сам он صلى الله عليه وسلم попил последним и сказал: «Наливающий пьёт последним». Они ещё раз попили досыта, после того как утолили жажду. Затем он подоил снова, во второй раз, и оставил всё ей. После этого они уехали.
Прошло немного времени, как пришёл её муж Абу Ма‘бад, привёл с собой коз, бесплодных, тощих, исхудавших, отстававших в пути. Они еле шли, в их костях почти не осталось мозга. Когда он увидел молоко, удивился и спросил:
— Откуда у вас это, ведь овца яловая, а дома нет дойной скотины?
Она отвечала:
— Клянусь Аллахом, нет, но мимо нас проходил один благословенный человек, и он сделал то-то и то-то.
Он сказал:
— Клянусь Аллахом, по-моему, это тот курайшит, которого ищут! Опиши мне его, Умм Ма‘бад!
— Я видела мужчину, по нему видно его чистоту, его лицо сияет, у него красивое телосложение, живот у него не висит, но у него нет и худобы, которая бы его портила. Он красивый и миловидный, у него очень чёрные глаза, длинные ресницы, голос его мягкий. У него выразительные глаза, очень чёрные ресницы, тонкие брови, которые соединяются между собой. Волосы его очень чёрные, у него длинная шея, а борода округлая и аккуратная. Молчит он с достоинством, а говорит с величием и возвышенной красотой. Его речь словно скользящие по нити жемчужины, речь приятная и решительная. Он не молчалив, но и не многословен. Он самый яркий и прекрасный из людей издали и самый приятный и хороший вблизи. Он среднего роста: ты его не возненавидешь из-за высокого роста и не будешь презирать из-за низкого. С ним два товарища. Он самый прекрасный из них на вид и самый умелый. Его товарищи вокруг него: когда он говорит, они его слу- шают; а когда попросит о чём нибудь, они спешат выполнять. Ему служат и держатся вокруг него. Он не шутник, но и не злодей. См. подобное в «Ас-сира ан-набавия фи дау’ аль-масадир аль- аслия» (с. 734)
— Это, клянусь Аллахом, тот самый курайшит, о котором нам рассказывали. Если бы я застал его, Умм Ма‘бад, я бы попросился к нему в спутники. И я обязательно так и сделаю, если найду способ.
Это сообщение аль-Хаким назвал достоверным, то же самое сказал аз-Захаби.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля